shean: (Shean)
К тебе выходит такой медленный Милтон Эриксон,
Берет за подбородок, долго смотрит, велит рисовать быка.
Бык - ночной ноябрьский дождь, пасть его как выход метро,
Безжалостно бодает в живот каждого встречного говнюка.

- Ничего, - говорит Милтон Эриксон, - особенно не волнуйся,
Пока он занят, единороги выходят тихо из холодных соленых вод.
Ежегодное бегство в Египет совершают над ними гуси,
На полях драконьих зубов наступает внеплановый недород.

- Хорошо, - говорит Милтон Эриксон, становясь снеговою тучей,
Становясь быком, ободком, зрачком, черной спичкой, солонкой, сном, -
- Вариант приручить свой гнев, если возможен - лучший.
Держись, Европа, держись покрепче, через море вам плыть вдвоём.
shean: (Shean)
На самом деле Белый Бим стал собакой Холдена Колфилда.
Лишенной принца Русалочке свалилась в руки Муму.
Дай поесть и поспать тому, кто вернулся с холода.
Даже после плохого конца негоже быть одному.
shean: (Shean)
кто год проходил с кочергой в груди
получает права и руль
Без прав летящих-то пруд пруди,
Но ты подниматься еще погоди
Надо заправить дурь.

Без дури - нет, кочерга не взлетит,
Свою ты всю пережёг
Имеешь дырявый разумный вид
Покоем и волей на милю смердит
Такой, сам себе острог.

Сейчас заправим. Но сам не верь
Несомой тобой пурге,
Веди ее, строй ее, зверь-инженер,
Чего бояться тебе теперь,

Летящий на кочерге.
shean: (Shean)
мой кот, которого нет,
Ходит с обратной стороны зеркала ниже рамы.
Моя собака, которой нет,
Спит с обратной стороны зеркала в коридоре,
Где никаких зеркал, вешалка, дверь и шкаф.
Я не заглядываю в зеркала иначе как расчесаться,
Мало ли,
Но кот ходит так тихо, что его слышно,
Собака ночью лижет сыну нос, и он морщится от щекотки
И тянется обнять ее за шею
и просыпается
в недоумении
shean: (Shean)
Выходишь такая на бережок,
На поток, чей рокот слыхать сквозь лес.
Горизонтальный лежит снежок,
С неба сыплется творожок
Молчанье теряет вес.

Выходишь такая, стоишь, молчишь
За тебя говорит перекат.
Становится легче - вот-вот взлетишь,
В лесу стоит громовая тишь,
Так вот ты какой, МКАД.
shean: (Shean)
Взлетают сирины, стонут, теряя перья
Каждый уходит, на взгляд новичка - в зенит.
Каждый на полкрыла, на тридцать шестую "Пи" правее
А там, глядишь, и на новый цикл, создавая небесный щит.
Взлетают сирины, груди озябли, порвались бусы.
Когтистые ноги судорожно прижимаются к животам
С земли их прикроют бояны, колеса, турусы,
А коль не прикроют - тогда на взлетную нам.

- Гамаюн, вторая готовность.
Расходимся по местам.
shean: (Shean)
Я хотела бы жить там, где вызревают яблоки.
Где на вербное воскресенье верба стоит в цвету.
Где щенка учит быть правильным псом старенький
И оба они внушают свой этикет коту.

Яблок там столько, что гонят сидр. Бочка стоит в сарае.
На сарае мальчишки строят пиратские корабли.
Каждый такой корабль - шаг к взысканию Рая.
...Упавшие было яблоки отрываются от земли.

shean: (Shean)
О чем ты мечтаешь, когда никто не слышит?
Быть немым и нищим в городе, где говорят не по русски
Сидеть поджав старые ноги на складной табуретке,
с картонкой give me please some food. No money, please
на обороте написано Thanks!, конечно.

Мерзнуть ночами, греться днем, болеть где-нибудь под скамейкой
Молчать, молчать, молчать и смотреть на реку, сколько захочешь.
shean: (Shean)
тише, тише, цыпленок, тише
Смотрю поверх головы не вижу
на кухне твой брат
собрал - и не рад
И уже разобрал. Убери же.

глазки закрой, котенок
Кого заберет проберет до печенок
Чья мама молчит
Сегодня в ночи
Чей шепот недоуменен и тонок

Прости нас, сынок, прости нас
Во что ввязала тебя, не спросилась
Сирена поет
Опять недолет
В соседней квартире готовят тело на вынос.
shean: (Shean)
Горечь, дошедшая до нужной концентрации, превращается в звон
Сперва комариный, потом все свободней и холоднее.
Способность прощать рисует невидимый горизонт
Что выше линии - дышит. Что ниже - корчится и чернеет.

Лови изотопы в кулак, слушай как там жужжат
Обрывки "к такой-то матери", "фаши", "давить их, гадов"
Пальцы медленно греются, светятся и дрожат.
Долго не удержать.
Держать, что поделать, надо.
shean: (Shean)
Не шевелись, замри, дыши осторожно, тихо
Мимо идет, пылая, чёрен, оранжев, желт,
Хозяин этого времени, неотвратимое лихо.
Шаги его – шорох листьев. Зубы его – лёд.

Объедки его сгребают дворники на аллеях
Запах холода гуще – он обнюхивает дома.
С отлетом гусей на юг он становится все сильнее.
В его логове спит детеныш:
Белый пушок.
Зима.
shean: (Shean)
Иди колобок грибок иди
Ноги переставляй поближе к груди
Сверни с дорожки трамвайного круга
Не смотри на судьбу подруги
Она пока еще впереди.

Веди меня удаль хрусталь веди
Гроза заходит нисходит la maladie
Согрей молоко в керамической кружке
Презерватив положи под подушку
Скажи сейчас, что любишь его, не жди.

Лети внучок паучок лети
Забудь о корнях планету ветром верти
Я буду кольцом годовым еловым
К жукам и гирляндам равно готовым
Конец паутинки крепко держи в горсти.
shean: (Мирей)
Меня зовут Сид.
Обычный человек средних лет и среднего вида.
Карьера не очень, лень тратить себя на лесть.
Рано бросил наркотики - честно сказать, приелись.
Кто-то не бросил. Других я, бывает, вижу:
У них, слава Богу, все так же, как у меня.

Сын-тинейджер носит пиджак и галстук,
На школьном собрании тыкает в бок -
"папа, мне тут учиться, веди себя тише".
Я бы паниковал, но его друзья носят дреды
И слушают то, за что нас гоняли из школ,
Так что ладно. Ладно.

Чуть ослабив галстук, я еду за дочкой в садик.
Смиренно слушаю, чем она провинилась.
Надела горшок, показала мышь, съела мыло, разрезала штору.
Ох уж, эта Альма Вишес.
В кого она только такая.
shean: (Default)
Я давно уже чувствую себя тюленем или дельфином.
Разогнаться сильнее, вырваться вверх - весна.
Набираешь как можно резче побольше лета
Перед неотвратимым холодом и темнотой у дна.

Мне осталось сорок, может чуть больше, вдохов.
Мимо меня растут деревья, болеют, оставляют горелые пни.
Вот я и сажаю новые; жаль что не очень много,
Когда-нибудь мы останемся я и они одни.
shean: (Default)
"Колдовство является каналом для смещения агрессии и
облегчает эмоциональную адаптацию при минимальном разрушении
социальных связей" (Kluckholm G. Navaho Witchcraft. Papers
of the Peabody Museum, v. XXII, № 2. Cambridge, 1944, p.
67), цит. по Козер, Функции социального конфликта.



Распаковывается архив внутреннего джихада
Что характерно, на уровне событий пока почти благодать
Оказывается, для перегруза системы внешнего ничего не надо
Остановись, подумай. Но продолжай молчать.

В подвале твоих интроверсий горит слабосильная лампа
без всякого абажура, сорок ватт, одна на весь коридор
Как можно глубже в тени, присев на задние лапы
Атаракс с грандаксином ведут равнодушный спор

Алкоголь бесполезен, равно суицид и блядки
Анинсталл запущен и медленно ровно жуёт.
Кем ты станешь в итоге, не то, чтоб большая загадка:
Белым чистым пустым ничем, готовым на резкий взлет.
shean: (Default)
угу. Вика говорит, что англицкий (шекспировский) сонет должен быть таким вот
abab cdcd efef gg  но вроде как если совсем по-модному, то есть по-онегински, то abba cdcd eeff gg. Ну, попробую.  все-таки осталось что-то, чего я еще никогда не делала!

Как лист увядший падает на душу
Гранитной тяжестью, так и тоска немая
Пятнает небо. Ветер поднимает,            
Убежища лесных скитальцев рушит.

Не думай же, что любящее сердце
Всего лишь слушатель речей природы страстных:
Мы собеседники. Сквозняк стучится в дверцу,
И отворять ему небезопасно.

Мир говорил, мы что-то отвечали,
Рассвет запнулся и замолк в печали.
Пушистый птичий трупик на пороге -
Упрек безмолвный, горестный и строгий,

За наш разлад нелепая расплата.
Я виноват.  Ты тоже виновата.

shean: (Default)
угу. Вика говорит, что англицкий (шекспировский) сонет должен быть таким вот
abab cdcd efef gg  но вроде как если совсем по-модному, то есть по-онегински, то abba cdcd eeff gg. Ну, попробую.  все-таки осталось что-то, чего я еще никогда не делала!

Как лист увядший падает на душу
Гранитной тяжестью, так и тоска немая
Пятнает небо. Ветер поднимает,            
Убежища лесных скитальцев рушит.

Не думай же, что любящее сердце
Всего лишь слушатель речей природы страстных:
Мы собеседники. Сквозняк стучится в дверцу,
И отворять ему небезопасно.

Мир говорил, мы что-то отвечали,
Рассвет запнулся и замолк в печали.
Пушистый птичий трупик на пороге -
Упрек безмолвный, горестный и строгий,

За наш разлад нелепая расплата.
Я виноват.  Ты тоже виновата.

shean: (Default)
Вроде что-то оставить в памяти нужно и оно того стоит,
Елочку или зайца, землянику или шалаш
Но гуляешь вечером, и видишь как образ сам себя строит.
Бесшумные взмахи тяжелых перьев, мышиный панический топот:
Птица, прорезающая пейзаж.

И только потом сопоставишь знаки каждого места
Тех, что сложились в трудовой дыхательный стаж
В городе голубь, в деревне - курица, сорвавшаяся с насеста,
В поле журавль, в пятничный день - невеста:
Птица, прорезающая пейзаж.

И речь не идет о кавае, няшках и прелестях,
Ты был свой собственный, но они говорят - ты наш.
Сам построен из этих мгновений, тенистых, цветистых, перистых
Как прикуп, открыт и уже никуда не денешься,
Чего не имеешь, того ты и не отдашь...

Время - игла, что меня пришивает к вечности -
Птица, прорезающая пейзаж
shean: (Default)
Вроде что-то оставить в памяти нужно и оно того стоит,
Елочку или зайца, землянику или шалаш
Но гуляешь вечером, и видишь как образ сам себя строит.
Бесшумные взмахи тяжелых перьев, мышиный панический топот:
Птица, прорезающая пейзаж.

И только потом сопоставишь знаки каждого места
Тех, что сложились в трудовой дыхательный стаж
В городе голубь, в деревне - курица, сорвавшаяся с насеста,
В поле журавль, в пятничный день - невеста:
Птица, прорезающая пейзаж.

И речь не идет о кавае, няшках и прелестях,
Ты был свой собственный, но они говорят - ты наш.
Сам построен из этих мгновений, тенистых, цветистых, перистых
Как прикуп, открыт и уже никуда не денешься,
Чего не имеешь, того ты и не отдашь...

Время - игла, что меня пришивает к вечности -
Птица, прорезающая пейзаж
shean: (Default)
Ангел, приписанный ко мне, пьянствует и балагурит,
Для меня же куда соблазнительней с детства был аутизм:
Некто, он же никто, рассматривает облачные фигуры.
Все, чего б ни было прочего, происходит уже не с ним.

Почему же не? Достает интерес спортивный.
Кто же, если не я, засунет в розетку гвоздь?
Возвращаясь на ту же, да только не ту же рифму,
Повод посуетиться остается все так же прост -

Пусть любых результатов прах с аппетитом склевали куры,
Сотни и тысячи драм обратились в дым,
Толку чуть. Постоянно влипаю в новые авантюры:
Я не знаю другого способа быть живым.

Profile

shean: (Default)
shean

May 2017

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930 31   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 21st, 2017 03:59 pm
Powered by Dreamwidth Studios